ГАЗ-68/КСП-76 (СССР)

Уникальная колесная противотанковая самоходная артиллерийская установка, к сожалению, так и не пошла в серию. Она была разработана вскоре после битвы на Курской дуге, в 1944 году в Конструкторском бюро Горьковского автозавода, под руководством легендарного конструктора Валентина Грачева, «отца» советских вездеходов. Тогда армия испытывала потребность в кочующих огневых средствах, которые помогали бы усиливать огневую мощь на направлении атакующих ударов. Планировалось, что новая колесная самоходка дополнит существующие СУ-76 и повысит мобильность артиллерийских средств. Шасси взяли от опытного грузовика ГАЗ-бЗ, а в качестве основного вооружения использовали пушку ЗИС-З, способную за минуту отправить 15 снарядов на дистанцию более 13 км. При этом машина несла солидный боекомплект — 54 снаряда. Получившийся гибрид выгодно отличался от гусеничных самоходок довольно низким силуэтом, что затрудняло его обнаружение противником, и лучшей маневренностью, при наличии хороших дорог. В этом-то и оказалась главная загвоздка. Первые же фронтовые испытания показали, что в условиях пересеченной местности ГАЗ-68/КСП-76 не может эффективно применяться. Фронт стремительно двигался вперед и подстраиваться под капризы техники не мог. Так что опытный образец так и остался единственным.

read more

Panhard EBR (Франция)

Послевоенная разработка французских конструкторов объединила в себе как накопленный опыт, так и концептуально новые решения. Такие, например, как качающаяся башня и дополнительные подвижные мосты в ходовой части. Идея состояла в том, что по хорошим дорогам бронеавтомобиль передвигался на четырех колесах. Если же приходилось съезжать на плохую дорогу или на пересеченную местность, то посередине опускались дополнительные четыре колеса, которые в обычное время были подняты и не касались земли. Результат получился столь удачным, что Panhard EBR оставался основным броневиком французской армии вплоть до 1970-х годов. Кроме этого французы активно продавали его в другие страны. Кое-где восьмиколесные монстры использовались вплоть до начала 2000-х, а в армии Марокко, к примеру, он стоит на вооружении по сей день. Утяжеленная версия с качающейся башней была тяжелее первого варианта на две тонны. Но зато несла дополнительное вооружение — два трехствольных гранатомета для постановки дымовых завес. А в 1963 году появилась еще чуть более тяжелая модификация, на которую установили более мощное орудие калибром 90 мм. Главным образом Panhard EBR воевал во время разнообразных колониальных конфликтов в Африке: в Алжире, Тунисе, Мозамбике, Анголе и Западной Сахаре.

read more

АЕС Armoured Command Vehicle (Великобритания)

Англичане оказались единственными, кто во время Второй мировой войны озаботился разработкой специального бронеавтомобиля, который можно было бы использовать в первую очередь как передвижной командный пункт. Самой популярной модификацией была АЕС 4×4 ACV, созданная на базе артиллерийского тягача АЕС Matador. При этом создатели подошли к делу с такой ответственностью, что передвижной командный пункт получился по-настоящему шикарным. В нем было просторно и комфортно. За это в войсках его звали не «матадором», а гораздо менее героическим прозвищем — «Дорчестер», по имени роскошного лондонского отеля. Выпуск был поставлен на широкую ногу — всего британские заводы выпустили 415 «Дорчестеров». Три из них были захвачены немцами в Северной Африке. Офицеры вермахта тоже по достоинству оценили удобство АЕС. Эрвин Роммель использовал два из них как собственные передвижные командные пункты, причем даже дал им имена: «Макс» и «Мориц». Ближе к концу войны была разработана еще одна модификация «Дорчестера» — АЕС 6×6 ACV, на удлиненном шасси и с усиленной броней. Улучшения привели к тому, что машина оказалась на целых пять тонн тяжелее первой версии. Однако английские офицеры и генералы очень высоко ценили комфорт, так что был произведен 151 экземпляр «большого Дорчестера».

read more

Sd.Kfz.254 (Германия)

Средний разведывательный бронеавтомобиль был собран на базе обычного артиллерийского тягача. Оригинал назывался RR-5, производился с 1935 года и не имел ни брони, ни вооружения. Однако в 1940 году командование вермахта приказало срочно превратить колесно-гусе-ничный тягач в бронеавтомобиль для передовых артиллерийских наблюдателей. Корпус RR-5 одели в броню, в кабину поставили радиостанцию. Затем машину оснастили легким пулеметом и назвали RR-7/2 (или RK-7). К марту 1941 года было выпущено 140 экземпляров броневика, который по принятой в вермахте системе стандартных обозначений еще раз сменил имя, на этот раз на Sd.Kfz.254. Его главной особенностью было устройство ходовой части. По пересеченной местности бронеавтомобиль передвигался на гусеницах. Однако на каждой из них крепилось по два колеса, которые могли опускаться и убираться. Выходя на шоссе, машина вставала на колеса и ехала в два раза быстрее. Из-за слабого вооружения военная карьера броневика оказалась весьма короткой. Большинство машин было потеряно уже к концу 1942 года. Лишь единицы оставались на вооружении до 1944-го. После войны уцелевшие Sd.Kfz.254 использовались в некоторых странах (например, в Чехословакии) по своему первоначальному предназначению -как тягачи или тракторы для нужд народного хозяйства.

read more

Sd.Kfz.231 (Германия)

В начале 1930-х годов немецкие инженеры собрали первую модификацию этого броневика, имевшую обозначение б-Kad. Шестиколесная машина, не имевшая полного привода, ,была вполне заурядной для своего времени. И в 1934-м было решено разработать на замену полноприводную восьмиколесную версию Sd.Kfz.231 8-Rad. Попытка увенчалась абсолютным успехом, и новая модификация стала не только первым в мире полноприводным четырехосным бронеавтомобилем, но и вообще одним из самых технически совершенных образцов в своем классе. Особенно его ценили в войсках за проходимость по пересеченной местности, в которой он кое-где мог поспорить с гусеничными танками. С 1936 по 1943 год было выпущено 607 экземпляров Sd.Kfz.231 (8-Rad). На всем протяжении Второй мировой войны вермахт активно использовал эту машину. Впервые тяжелые броневики появились на полях сражений во время завоевания Польши и битвы за Францию. Там они проявили себя отлично. А вот погодные условия на Восточном фронте оказались для немецкой техники слишком суровыми — за первый год Великой Отечественной войны из строя вышло 150 машин. На африканском театре военных действий Sd.Kfz.231 (8-Rad) высоко оценил Эрвин Роммель. Благодаря способности развивать высокую скорость они оказались незаменимы в разведке.

read more

РА-П Zelva (Чехословакия)

Этот бронеавтомобиль был признан весьма удачным и не раз доказывал свои достоинства на практике. Однако РА-И выпустили всего 12 экземпляров. Они были спроектированы и собраны специалистами завода «Шкода», а поставлены на вооружение чехословацкой армии в 1924 году. Свое прозвище Zelva», то есть «Черепаха», этот броневик получил из-за характерных обводов корпуса. Однако сложная форма приводила к трудностям в производстве, за что броневик не раз подвергался критике. Зато военным крайне нравились расстановка четырех пулеметов, позволяющая вести круговой огонь, и исключительные ходовые характеристики. В 1933-м перебросить машины к границе с Германией удалось практически молниеносно. Стремясь довести Zelva до совершенства, чехословаки пытались создать модификацию с усиленной огневой мощью, установив на него 75-миллиметровое орудие. Но недостатков у такого решения оказалось больше, чем достоинств, и проект закрыли. Именно с помощью своих бронированных «черепах» чехословаки пытались противостоять вермахту в 1939-м, но после завоевания страны почти все броневики были захвачены Германией. Кроме того, три машины были еще до войны проданы в Австрию. Там они хорошо послужили в 1934 году при подавлении нацистского путча. В дальнейшем РА-И использовались главным образом на полицейской службе.

read more

ПБ-4 (СССР)

В начале 1930-х годов командование РККА поставило задачу создать броневик, который мог бы составить конкуренцию легкому танку. Принципиальным требованием была возможность эффективно преодолевать водные преграды. На Ижорском заводе были собраны три образца плавающего броневика. Однако первые же испытания показали его неготовность к запуску в серию. Главными проблемами были серьезный перегрев мотора и слабые рессоры. Над устранением крупных и мелких недостатков работали около года. Однако на испытаниях в августе 1935 года все равно выяснилось, что температура в боевом отделении не опускается ниже 45°. Кроме того, экипаж не имел возможности для полноценного обзора поля боя. Крепким орешком оказалась и задача плавучести. В воде ПБ-4 оказывался практически неуправляем, а заставить его двигаться быстрее 2,8 км/ч так и не удалось. К тому же броневик вел себя крайне неустойчиво и постоянно норовил зачерпнуть воду стволом пушки. Система откачки воды (а за час ее просачивалось внутрь около 240 л) тоже оказалась не на высоте — экипажу приходилось на берегу покидать машину и вытаскивать специальные пробки в днище. В итоге Управление по механизации и моторизации РККА отказалось принимать машину на вооружение. Концепция ПБ-4 была передовой для своего времени, однако уровень технологий пока не соответствовал этим запросам.

read more

Гарфорд-Путилов (Россия)

Русские броневики появились сразу после начала Первой мировой войны. Однако первые образцы не устроили военных из-за слабого вооружения и бронирования. Перед инженерами Путиловского завода была поставлена задача создать бронеавтомобиль с мощной броней, способный нести несколько пулеметов и пушку. 3 мая 1915 года первый броневик, сделанный на базе 5-тонного американского грузовика, отправился на Юго-Западный фронт. Всего было выпущено 30 машин для нужд армии. Чуть позже был сделан дополнительный заказ на 18 броневиков для Морского ведомства, которые должны были охранять крепость Петра Великого в Ревеле (Таллине). «Морские» автомобили отличались усиленной броней (до 9 мм на лбу), удлиненным шасси, более мощным двигателем и увеличенным боезапасом. Несмотря на то что вне дорог, на мягких грунтах, бронеавтомобили были почти бесполезны, они высоко ценились в армии. Прежде всего — за мощное орудие с небольшой отдачей. При этом за все время Первой мировой войны потеряно было всего лишь семь машин, и еще некоторое количество оказалось захвачено немцами. Во время Гражданской войны «Гарфорды» активно использовались всеми сторонами, но большая часть с самого начала оказалась в распоряжении Красной армии. В 1930-е годы все броневики этого типа были сняты с вооружения и разобраны как устаревшие.

read more

Парадоксальные итоги

Именно в последние дни битвы смогли выдвинуться и проявить себя многие будущие лидеры Белого движения. То, что войска Бильдерлинга все же смогли вырваться из ловушки, во многом было заслугой генерал-квартирмейстера 3-й армии Михаила Алексеева. В Первую мировую войну он станет начальником штаба Верховного главнокомандующего, в 1917-м — Верховным главнокомандующим, в 1918-м создаст Добровольческую армию.

Другой будущий главком и создатель Добровольческой армии Лавр Корнилов командовал под Мукденом бригадой. Попав в окружение у деревни Вазые, он возглавил успешную штыковую атаку и прорвался к главным силам, сумев вынести раненых и сохранить все знамена.

Командир 18-го стрелкового полка Николай Юденич при Мукдене получил ранение в шею и был награжден золотым оружием «за храбрость».

Деникин хорошо зарекомендовал себя как начальник штаба Урало-За-байкальской дивизии. Ему же принадлежит и самое известное объяснение причин поражения: «Я остаюсь при глубоком убеждении, что ни в организации, ни в обучении наших войск, ни, тем более, в вооружении и снаряжении их не было таких глубоких органических изъянов, которыми можно было бы объяснить беспримерную в русской истории мукденскую катастрофу. Никогда еще судьба сражения не зависела в такой фатальной степени от причин не общих, органических, а частных. Я убежден, что стоило лишь заменить заранее несколькихлиц,стоявших на различных ступенях командной лестницы, и вся операция приняла бы другой оборот, быть может даже гибельный для зарвавшегося противника».

Иными словами, причина в Куро-паткине, Линевиче и Каульбарсе. Но царь, видимо, придерживался иного мнения, поскольку разбор полетов свелся к тому, что Куропаткина понизили до командующего 1-й армией, а его предшественника Линевича, напротив, возвысили до главнокомандующего русскими войсками в Маньчжурии. Столь странное решение объясняется, вероятно, тем, что Ли-невич действительно сумел вывести свою армию с минимальными потерями, хотя при более толковом командовании войсками он вполне мог переломить ход сражения.

Впрочем, в одном ему надо отдать должное. Находясь на Сыпингайских позициях, он не просто привел войска в чувство, но и, пополнив их резервами, довел общую численность группировки до полумиллиона штыков и сабель. Больше стало орудий, а количество пулеметов выросло с 36 до 374.

И еще Линевич достаточно регулярно слал царю телеграммы, заверяя, что победа России в войне гарантирована и заключение мира в таких условиях равно катастрофе.

Такой взгляд не был чрезмерно оптимистичным. Общие потери противников (с ранеными и пленными) при Мукдене оказались примерно равными. Около 2 тысяч японских солдат сдалось в плен, что, учитывая влияние самурайских традиций, а также то, что речь шла о победителях, представлялось цифрой совершенно немыслимой.

Настроение маршала Оямы тоже было далеко не победным. В Токио он сообщил, что ни имеет достаточного количества людей и боеприпасов для борьбы с могучим противником, силы которого постоянно возрастают. Людские ресурсы Страны восходящего солнца оказались на исходе. Не лучше обстояло дело и с экономическими ресурсами. Возможности собственной промышленности были исчерпаны. Британцы и американцы, выделившие кредиты на войну с Россией, требовали расчета.

Свернув какие-либо активные действия, Ояма с ужасом ожидал расплаты и призывал заключить мир на любых условиях. Однако, сосредоточившись на собственных проблемах, царское правительство не оценило, до какой степени было плохо противнику. Завершивший войну Портсмутский мир оказался вполне победным для Японии, а расквитаться за Мукден удалось лишь в 1945-м.

read more

Почти катастрофа

Почти катастрофа 27 февраля в наступление двинулись армии Оку, Нодзу и выскочившего как черт из табакерки Ноги.
И здесь русский командующий впал в панику. Вот мнение историка Александра Керсновского: «Куропаткин приказал Линевичу вернуть во 2-ю армию 1-й Сибирский корпус и стал поспешно вводить в бой пачками свой 16-й корпус. О наступлении Куропаткин больше и не думал, а лишь пассивно отражал удары японцев. Растерявшись, колеблясь, многократно меняя свои решения, русский главнокомандующий выдергивал тут батальон, там — два, здесь — полк, составлял из этих собранных «с бору по сосенке» частей отряды и немедленно бросал их в бой под командой случайных начальников, не давая им определенной задачи и даже не инструктируя их как следует».
Остановить генерала Ноги удалось только 3 марта у селения Салинпу в 10 километрах к западу от Мукдена.
Тогда японская 3-я армия попыталась охватить русские войска с запада и, выйдя им в тыл, перерезать железнодорожное сообщение с Россией. Чтобы отвлечь внимание русских, 5 марта генерал Оку предпринял фронтальную атаку. Бригада Намбу численностью около 5 тысяч человек фактически оказалась принесена в жертву. Захватив деревню Юхуантунь в 6 километрах к западу от Мукдена, она отвлекла на себя несоразмерные силы. В живых из ее бойцов остался лишь каждый пятый.
9 марта при Тхенитуне отряды Цер-пицкого и Гернгросса остановили войска Ноги, захватив два вражеских орудия и шесть пулеметов. Однако развитию успеха помешала сильная песчаная буря.
Но еще больше его развитию мешали ошибки, допущенные Куропаткиным. Пытаясь оперативно реагировать на выпады противника, он распылил все корпуса и даже дивизии 2-й армии на отдельные отряды, действовавшие без координирующего плана, исходя из инициативы своих начальников.
В общем, если разгромить западный фланг русских не получилось, то его можно было и не опасаться. Сделав такой вывод, маршал Ояма снова переключился на восточное направление.
Здесь Кавамура 8 марта сумел прорвать русскую оборону возле селения Киузань и выйти в район северо-восточнее Мукдена, перерезав Мандаринскую дорогу. Перед русскими войсками встала угроза окружения. И если армии Линевича и Каульбарса могли сравнительно легко вырваться из мешка, то у находившихся южнее и не особо втянутых в драку частей Биль-дерлинга шансов было немного.
Линевич в тот момент располагал силами вдвое большими, чем противник, но разбросаны они были таким образом, что для собирания 1-й армии ее командующий предпочел просто начать отступление, махнув на соседей. И при этом он жаловался царю: «Обнаружено, что во время паники у Мукдена из рядов армии потоком потекли на север к Харбину, частью при обозах, а большей частью поодиночке, около 60 тысяч нижних чинов, преимущественно запасных. Таковой повальный уход солдат из армии в тыл за всю мою 50-летнюю службу я встречаю первый
раз, и простите, Ваше Величество, что Вас огорчаю, но не считаю возможным скрыть столь неслыханное явление».
2-й и 3-й армиям, вырываясь из мешка, пришлось пробиваться по узкому коридору, оставив значительную часть обозов на окраине Мукдена. Среди других трофеев японцам досталась даже походная кровать Куропаткина, которую они впоследствии выставили в музее.
Из воспоминаний участника битвы Петра Баженова: «При выходе из Мукдена на Мандаринскую дорогу мы сразу наткнулись на такой хаос и такой вопиющий беспорядок, который далеко превосходил самые мрачные представления мои о беспорядочном отступлении. Со всех улиц Мукдена и вообще со всех сторон повозки, пушки, команды, или, вернее, толпы людей -спешили на Мандаринскую дорогу, и у самого выхода из города образовалась какая-то беспорядочная масса, которая сама себе не давала возможности двигаться. Тут были и понтоны, которые, неизвестно для какой надобности, держались до последнего времени в Мукдене, и санитарные транспорты, и повозки артиллерийских парков, и патронные двуколки … артиллерийские орудия и толпа будто бы искавших свои части людей…»
К 10 марта, выскочив из ловушки, три русские армии сосредоточились у Телина, а затем отошли еще дальше на север, закрепившись в 175 километрах от Мукдена, на Сыпингайских позициях.

read more